Old Believers in Uruguay

СТАРОВЕРЫ В УРУГВАЕ

 ПОД ИНЫМ КРЕСТОМ
Староверы в Уругвае
Виктория Бойко де Семка

Этих оставшихся старообрядцев надо видеть — их крепость, их убежденность, их самоотверженные ночные моления (нам уже непосильные), их жизненное мужество и решимость — то 200-летнюю жизнь в Турции, то за одно поколение, без языков и без знания этого мира, переезды семьями — по десятку детей! — из Китая в Бразилию — из Бразилии в Штаты — и еще теперь в Аляску, спасая этих детей от развратного дыхания века. Видеть, как сохранился их национальный облик, народный нрав, и слышать их сохраненную исконную русскую речь. А.И.Солженицын

Снимки из данного материала удалены по требованию общины староверов в Уругвае. Пучкарев В.П.

«К вам что — Иисус приходил?» — с удивлением и восторгом спрашивала уругвайка у соседки, впервые встретившись с русским старовером. Рыжая окладистая борода, низко подпоясанная вышитая косоворотка, ясные светлые глаза, окруженные мелкими лучистыми морщинками, тихий и спокойный взгляд, — человек выглядел довольно экзотично для Уругвая, словно пришелец из другого времени. Он и его столь же необычный товарищ на улицах Монтевидео не остались без внимания. В суетной шумной толпе они были словно видение «иного мира». Тогда и появилась на страницах главной газеты страны фотография русских древлеправославных христиан, ставшая первым документированным свидетельством появления русских староверов на уругвайской земле. Шел 1967 год. Два «разведчика» — Филат Зыков и Павел Черемнов приехали из Бразилии в Уругвай в поисках лучших условий жизни для русских староверов. В Бразилии климат был слишком жарким, а земли — не слишком подходящими для земледелия.

В Монтевидео их гостеприимно приняла семья русских эмигрантов Попеня. Они жили в Уругвае уже не первый год и смогли рассказать о климате страны, об условиях земледелия и о местных особенностях. На следующий день староверы отправились прямо в Парламент, где их принял депутат Хорхе Батлье. Он заверил, что никаких препятствий со стороны уругвайского миграционного законодательства нет — «приезжайте и работайте». После этого Зыков и Черемнов объехали всю страну в поисках подходящего места — чтобы было далеко от других поселений, чтобы земли были хорошие, чтобы жара не изнуряла. Недалеко от реки Уругвай в департаменте Рио-Негро они нашли то, что искали. Там и купили землю — 45 гектаров. Возможно, на решение староверов обосноваться именно в этом месте повлияло то, что рядом с ним находится русская колония Сан-Хавьер, жители которой к тому времени более полувека успешно занимались сельским хозяйством.

В марте следующего года 16 староверческих семей переехали из Бразилии в Уругвай. Так на уругвайской территории появились первые древлеправославные христиане. Но вернемся к началу их кругосветного путешествия. Путь староверов из России в Уругвай был долгим, полным страданий и лишений, он проходил через Маньчжурию, Китай, Гонконг, Италию, Турцию, Бразилию. Еще с середины XIX века староверы, скрываясь от религиозных преследований, начали селиться в Хабаровском крае. После революции 1917 года и последовавшей затем гражданской войны древлеправославные христиане из России стали перебираться в Маньчжурию. В 30-е годы они семьями бежали туда, пытаясь спастись от коллективизации.

Вот как рассказывает о бегстве ее семьи из России староверка Ульяна Черемнова. Родилась она в Маньчжурии, подданная Бразилии, живет в Уругвае, но и тени сомнения не возникает, что она русская, когда увидишь и послушаешь ее: «С России просто бежали, когда раскулачивали, забирали мужчин. При царе еще было. И когда уже зачинали здорово кулачить, то от они пойти за границу, чтобы самим живыми остаться. Они ничё с собой не брали, все там оставили. Брат только такое необходимое: немножко одёжи, на дорогу взяли сухарей. Старапись сохранить свою религию, везли иконы, книги, какие были там, божественные, по которым молимся. И шли пешком. Семья по семье шли. Бываю 2-3 семьи в куче. Была самая близкая граница Кии-тай. -Они пришли. Китаец пошёл, не знамо куды, пригнал лодку, перевез их на лодке, а там они попали в город. На порту он уже договорился с пароходом, небольшой пароход, он возил уголь, то их посадили в трюм, закрыли, тут углём засыпали. ГПУ прибежали, их нету, на пароход, уголь они не стали разгружать, то вот они схоронились в трюму. Так уплыли вглубь Китая».

Предками уругвайских староверов в Маньчжурии были основаны поселения старообрядцев. Туда добирались вплавь через Амур, через границу, туда переезжали с Сахалина, тогда еще японской территории. За удивительно короткое время им удалось превратить поселения в крепкие, богатые русские деревни, завести хозяйство, начать обеспечивать себя всем необходимым.

Под Харбином староверы прославились трудолюбием и опасным ремеслом — охотой, которой все мужчины промышляли зимой. Охота не только обеспечивала староверов мясом, но и давала денежный доход. Староверы охотились сообща на медведя, кабана, оленя, зайца, белку, птицу. Самой же дорогой добычей был живой тигр. Разумеется, охота на этого хищника — дело опасное, оно требовало большого умения и храбрости, а их было у староверов в избытке. Живых тигров продавали через харбинских маклеров зоопаркам и циркам всего мира за весьма хорошую плату.

В 1945 году, когда советская армия вошла в Маньчжурию, практически все мужчины были арестованы и вывезены в СССР, где их сразу же отправили в лагеря. Многим староверам удалось выжить и в этом аду. Староверы считают, что запрет на курение (для них это великий грех) помог им не умереть в лагерях от голода — они не меняли свой скудный паек на сигареты и спички. В 1949 году Маньчжурия вошла в состав Китайской Народной Республики. Однако после победы сторонников Мао Цзэдуна в гражданской войне официальный Пекин стал подвергать гонениям русских беженцев, и положение старообрядцев вновь осложнилось. В 1957 году чуть больше тысячи староверов при помощи Красного Креста покинули КНР через британский Гонконг. Одни направились в Австралию и Новую Зеландию, другие — в Бразилию, где в штате Парана при посредничестве Всемирного совета церквей получили 2500 гектаров земли. Оттуда часть из них перебралась в другие страны Латинской Америки, в том числе и в Уругвай. Многие староверы, постоянно проживающие в уругвайских деревнях, до сих пор имеют бразильские паспорта и отправляются в Бразилию навестить родственников по истечении легального срока пребывания на территории Уругвая, чтобы соблюсти закон страны, в которой они проживают.

Сегодня в Уругвае есть две староверческие деревни, не имеющие официальных названий. Добраться к ним не так просто. Первое поселение староверов носит красивое библейское имя — Офир, в счетах же электрической компании оно именуется Camino de los barbudos (Дорога бородачей). Эта деревня насчитывает 15 хозяйств (около 200 человек). Другое поселение староверов — Ла-Питанга получило свое название от фруктового дерева питанга, которое распространено в Уругвае. В нем живет только семь семей (около 100 человек).

Пятнадцать лет назад там был пустырь. Сегодня же раскинулись апельсиновые сады и заботливо ухоженные огороды.

Если вас позовут в гости, то хозяева неторопливо и подробно будут объяснять, как к ним добраться и не потеряться: «Поезжайте в сторону порта, через семь километров съедете с асфальтированной дороги, проедете немного по бездорожью, потом свернете направо, у эвкалиптового леса повернете налево, ориентируйтесь по телеграфным столбам, проедете пару километров по проселочной дороге до высокой пальмы, там мы и живем». И если интуиция вас не подведет, вы можете оказаться в поселке русских староверов.

Непосвященному гостю может показаться, что в уругвайской глубинке снимают исторический фильм допетровской эпохи — женщины в ярких русских сарафанах, мужчины в традиционных расшитых косоворотках. Но это обычная одежда русских староверов. За модой они не следят, одеваются, как одевались их предки в России.

«В Уставе не сказано, что должны именно сарафан носить, носить должны покровенную одёжу, чтобы наготу не показывала. У нас нет праздничной одёжи, всегда носим сарафан, цвета меняем, но покрой всегда один», — рассказывает Ульяна. С точки зрения староверов, в христианине должно всё быть по-христиански: и мысли, и дела, и одежда. В соответствии с христианскими канонами главное назначение одежды — быть скромной, не соблазнительной, не привлекающей лишнего внимания. Замужняя женщина должна быть еще и с покрытой головой: во время венчания надевают на голову невесты шашмуру. С этого момента женщина носит ее всегда, даже спит с шашмурой на голове.

Одежду староверы до сих пор шьют сами, придавая этому особое значение. Крестообразная форма рубах у мужчин и женщин, разделение поясом низа и верха, символика правой и левой стороны до сих пор не утратили своего значения. Пояс — обязательный элемент как мужского, так и женского традиционного староверческого костюма. Для христиан он является не просто атрибутом одежды, но несёт глубокий символический смысл. Это и разделение низа и верха, и готовность к служению Богу. Без пояса нельзя ни молиться, ни отходить ко сну. Во время крещения вместе с крестом надевается и пояс. «Пояс связывает с Богом», — поясняют староверы. Русские искусницы украшают вышивкой те части костюма, через которые, по представлению староверов, злые силы могут проникнуть к телу человека. Отсюда и основное значение вышивки — охранительное. Охранительный узор вышивают на вороте, манжетах, подоле, разрезе горловины. Вышивка выполняется в основном нитками красного цвета, которому придается особое значение. Это искусство переходит у староверов от поколения к поколению. Среди работ уругвайских старообрядцев можно найти, помимо традиционной вышивки крестиком, бразильскую, а также китайскую («иголочкой») вышивку.

Многие продают вышитые изделия своим же староверам в США, где жизнь общины больше подвержена влиянию цивилизации и для вышивания женщины используют уже ручные машинки, придуманные и запатентованные теми же староверами.

С особого благословения наставника или духовного отца шьются лестовки (староверческие четки), которые есть у каждого древлеправославного христианина. Их может шить только вдова или старая дева, которая живет в чистоте и воздержании. Лестовки используются для непрестанной молитвы, поэтому староверы имеют их с собой всегда, где бы ни находились. Лестовку принято держать в левой руке, перебирая ее ступеньки от «земли» к «небу», на каждую ступеньку совершая молитву Исусову, чтобы ум не расслаблялся, и мысли не витали, где придется. С лестовкой в руке женятся, с нею же и хоронят древлеправославных христиан.

Староверы в Уругвае свято блюдут традиции изготовления погребальной одежды, которую можно шить еще при жизни, только из бязи и только с благословения наставника, без узелков, иглой от себя («назад иглой не ступать»).

Неукоснительно соблюдаются и другие погребальные традиции староверов. Те, кто имел духовного отца и нес покаяние, получают в последний путь рукописание, с которым в течение 40 дней после смерти «идут по мытарствам, точнее 20 дней по мытарствам, а 20 дней показывают места в раю. Это рукописание как документ». Хоронят старообрядцы непременно лицом на восток. Восьмиконечный деревянный крест ставят в ногах, чтобы после воскресения сразу видеть свой крест. Никаких дат на нем нет, только клеймо, на котором написаны имя и фамилия. Родственники поминают усопших на третий, девятый и сороковой дни, потом отмечают годовины. Поминовение включает служение панихиды, поминание во время богослужения, посещение могил, поминальные обеды и раздачу милостыни. В старообрядческой традиции есть также ежегодные общие поминальные дни, среди которых особенно почитается Родительская суббота перед Троицей и после Рождества. На сегодняшний день в Офире на кладбище порядка 30 староверческих захоронений.

Вся жизнь древлеправославных христиан зиждется на святоотеческих книгах. Именно книги и иконы — главные святыни — они в первую очередь брали с собой. По этим книгам и рукописям училось много поколений старообрядческих семей, с этими книгами они уходили в изгнание, за эти святоотеческие писания шли в ссылку, на страдание, на смерть. В Уругвай староверы тоже привезли свои книги. Среди них можно встретить дониконовские старопечатные книги, даже рукописные, которые датируются XVI XVIII веками. В 60-е годы в Бразилии состоялся Собор древлеправославных христиан, где были рассмотрены и отобраны богослужебные книги, пригодные для переиздания. В типографиях Канады и Бразилии печатаются старообрядческие книги, создаются новые сборники. При перепечатывании староверы строго следуют образцу, ничего не меняя. И как только речь заходит о богослужебных книгах, то от староверов непременно слышишь: «Аще кто убавит или прибавит к тому, яже написахом, да будет проклят».

До сих пор староверы Уругвая пользуются книгами со старинной системой крюковой нотации. Подобно фольклору, она составляет одну из важнейших сторон живого наследия русской музыкальной культуры. К концу XVII века знаменное пение прекратило свое существование в господствующей церкви, уступив свое место нотному, но сохранилось и развивалось в старообрядчестве. Уругвайские старообрядцы бережно охраняют все традиции и особенности древнерусской музыки, сохраняют в своей среде древние церковные напевы, обряды, старинные народные песни.

Несмотря на традиционный запрет иметь в доме радио, телевизор или компьютер, «новые» русские песни проникают в общину и охотно исполняются во время праздников. Молодежь всегда находит возможность послушать что-то за пределами деревни, привезенное из России или полученное от родственников из других стран.

«Новые русские песни молодежь учится из дисок, а мы, бывает, услышишь научишься. Услышишь раз, другой, внимание возьмешь, научишься. А бес, он быстро помогает. Это добру быстро не научишься…». А вот танцы в общине запрещены. Тех, кто танцует, называют «невеста сатанина, супруга адова». Музыкальные инструменты тоже не приветствуются. Цифровой же фотоаппарат есть практически в каждой семье. Покупают флэш-карту с максимальной памятью и с удовольствием показывают гостям фотографии своих аргентинских, боливийских, американских, бразильских родственников прямо с экрана своего фотоаппарата. Из-за ограниченной памяти встает только проблема отбора фотографий. При этом староверы не всегда приветствуют, когда их «фильмуют» гости; особенно настороженно относятся к этому представители старшего поколения.

Особую ценность представляют привезенные еще из России писаные иконы XVI-XVIII веков, которые бережно передаются от поколения к поколению и являются самым ценным свадебным подарком. Новые иконы старообрядцы не принимают главным образом из-за креста — для них принципиально, чтобы он был восьмиконечным. Изображение троеперстного крестного знамения также неприемлемо. В православии оно символизирует Святую Троицу, но это, с точки зрения старообрядцев, является ересью: получается, что на кресте страдала вся Троица, а не только Бог-Сын. В домах староверов обычно стоят литые иконы с позолотой. Льют их в Бразилии со старых образцов.

Этим искусством до переезда в Уругвай 40 лет занимался Филат Зыков — тот самый, кто был здесь «первопроходцем». Чаще всего встречаются иконы Спаса, Богородицы, Святого пророка Ильи, Иоанна Златоуста, Паисия Великого, Николин образ. Небольшие по размеру медные иконы, кресты и складни удобны для частых переездов, в то же время они прочные и дешевые. Медь как металл обладала еще и «магическими» свойствами. По библейскому преданию, пророк Моисей сделал «медного змея и выставил его на знамя, и когда змей жалил человека, тот, взглянув на медного змея, оставался жив». В молельный дом, который староверы называют моленной или церквой, каждый член общины приносит свои иконы. Если же переезжает в другую страну, то забирает принадлежащие ему иконы на новое место.

Старообрядцы Уругвая относятся к беспоповцам. По религиозным воззрениям староверов, на земле воцарился антихрист, истинное православие во многом утрачено, поэтому они не признают не только целого ряда святых таинств, но и священства как такового. «Настояще-то священство изгнали во время коммунизьма, истребили. Сейчас кое-где подобрали священство, кто знает, каково оно, откелъ оно, это нужно же всё с благословлением, а благословлять должен какой-то Патриарх, который истинно християнин, а не то, чтобы какой-то себе бороду налепил, пошел патриаршить, вышел — бороду в карман, на машину и поехал. У нас нету благословления на священство, мы миряне, у нас мирянская служба, а не священническая». В царстве антихриста церковь уже не выполняет роли посредника при общении с Богом. У беспоповцев поэтому нет священников в традиционном понимании, а руководит богослужениями и отправляет различные церковные обряды настоятель, избираемый членами старообрядческой общины из своей среды. Избираются также помощник настоятеля, уставщик, головщик. (Уставщик заведует порядком чтения и пения во время богослужения. Головщик — ведущий, наиболее опытный певец церковного хора, знаток крюковой нотации и певческих традиций.)

В функции настоятеля входит ведение службы (вместе с уставщиком и головщиком). Настоятель совершает таинство крещения, читает покаяние, отпевает, даёт благословение на все важные дела в жизни христианина, решает спорные вопросы. Это выборная должность. Настоятелем выбирают человека, который не стремится ее занимать, дабы не пользовался властью. Обычно он отказывается дважды и только с третьего раза дает свое согласие.

Староверы живут общиной «из-за духовного», чтобы сохранить веру и культуру, но никаких трудовых коммун у них нет. Каждая семья занимается своим делом, при этом достаток семьи зависит от предприимчивости — кто-то разводит пчел, кто-то ловит рыбу, кто-то продает экологически чистые продукты в ближайших городах, кто-то вышивает картины на продажу, а кто-то отправляется на заработки в США или Канаду к более зажиточным и преуспевающим родственникам. Несмотря на то, что почти все в поселке родственники, помощь обусловлена только экономической необходимостью и предполагает оплату за труд. «Никто никем не распоряжается. Каждый сам по себе. Каждый сам себе работает. Если хочешь, чтобы тебе посеяли, нанимашь, хочь и своих, но нанимашь, потом плотишь чё они берут». Только если кто-то попал в беду и просит общину о помощи, тогда коллективная помощь может быть оказана безвозмездно.

«Мне помогли, когда муж обворовал, ушел, осталась с шестерыми детями. У меня был муж приходящий, из ереси был приходящий, окрестился, но не соблюдал веру, пошел на вольную жизнь. У меня не было ни дому, ни крыши, ни земли ни лоскутка. Я написала в Америку в Собор, у меня дядя родной — настоятель, а там не одна церква, а несколько, они по другим церквам мою просьбу разнесли, то мне много собрат. Мы землю купили. Щас будет труднее просить помочи, знашъ, там трудно стаю насчет работы, налоги большие, я думаю, что не шибко будут разбегаться помогать», — поделилась горькими воспоминаниями одна из жительниц Офира.

Называют детей у староверов исключительно по святцам, давая имена почитаемых святых. Мужских имен в святцах больше, поэтому имя для мальчика выбирают в 8 дней, а имя для девочки позволительно искать на 40 дней вперед. В Уругвае живут люди со старинными русскими именами, которые редко встретишь в современной России. Среди бегающих в Офире и Ла-Питанге мальчишек есть и Агапит, и Иона, и Саватей, и Сафроний, и Исихий, и Рамил, и Варнава, и Паисий, и Афанасий. Девочки тоже носят красивые старинные имена — Васса, Минадора, Саломея, Евлампея, Парасковея, Капитолина, Зиновья, Ульяна, Ефросинья. Существует только один запрет. Не называют девочек именем Мария — можно назвать Марфа или Марья. Мария — это имя Богородицы, его не могут носить простые смертные, они недостойны этого имени. Иногда староверам приходится отстаивать в суде свое право называть детей необычными для Уругвая именами. По местным законам нельзя дать ребенку придуманное самими родителями имя, поэтому они вынуждены доказывать свою правоту местному судье со святцами в руках.

Довольно часто староверы не знают дату своего рождения, день ангела для них гораздо важнее. Именины празднуют, только если они совпадают с праздником или воскресеньем. Главное в этот день — «помолиться и милостыню подать».

Воскресенье день для отдыха, и работать в этот день большой грех. А если взяли такой грех на душу, то не будет удачи целый год: «одно воскресенье года стоит».

Детей в Уругвае староверы обычно в школы не посылают, учат их дома читать по-церковнославянски по старым азбукам. Вся наука обучения чтению помещается на 11 страницах (молитва «Отче наш», заглавные буквы, слоги, название букв, как читать слова под титлом», соответствие букв цифрам). А в конце приписка: «По сему же и прочая разумевай».

В Азбуку входят также основные молитвы. Главное — чтобы могли читать и понимать богослужебные книги. Если умеешь читать по-церковнославянски, то по-русски прочтешь при необходимости. «Если по-славянски научатся, то по-граждански их учить уже не надо». Арифметика тоже нужна только в рамках сложения, вычитания, умножения и деления. Остальные науки дети познают из повседневной жизни. Дети, которым пришлось учиться в школе, обычно дальше начальных классов не идут, да и социальные науки их не очень интересуют. Изучают только испанский и арифметику. Софье пришлось побывать в начальной школе, когда семья жила в Аргентине. Вот что она рассказывает о своем школьном опыте: «Насучили, что из пару тучи делаются… такое, что попало, что земля вертится… но я никогда не участвовала в этом. Меня не интересовало это шибко. Мы сидим, пишем, выслушиваем, но в разговор никогда не заходила».

Вместо сказок родители предпочитают рассказывать детям библейские истории. Дети же с огромным удовольствием принимают в подарок детские книги с картинками и благодарят вас земными поклонами.

Ребятишки в поселке играют в традиционные русские игры — «шаровки», «прятанки», «горю-горю пень», «прячу-прячу поясок», «лапту», «тройнушку», «пятнашки» и другие. «По-духовному» у староверов ребенок до шести лет — младенец, до 12 лет — отрок, а после 12 считается взрослым. Девочка в 12 лет уже может выходить замуж, «если зрелый разум», а вот юноша может жениться только в 16 лет.

За невестой часто приходится отправляться в другие страны — Аргентину, Боливию, Бразилию, США, иногда даже в Россию. Родство до восьмого колена строго запрещено. Николаю из Офира уже 28, но он пока еще не женат, ищет свой идеал — «чтобы глянулась, была высокая и смуглая».

После сватовства начинается традиционный девичник, который порой длится до трех недель. Девушки готовят приданое, поют, вышивают, делают свадебные букеты. Вот только из-за отсутствия березового веника в Уругвае невесту хлещут в бане веником эвкалиптовым. Бьют до тех пор, пока невеста не назовет имен всех новых родственников со стороны жениха. Иногда жениха находят среди мирских, но для такого союза необходим переход в древлеправославие. Такое не часто, но случается. Например, в Уругвае живет немец, который принял древлеправославие, женился на русской девушке, говорит прекрасно по-русски, соблюдает все обычаи и традиции староверов. Среди принятых в общину есть и российский моряк, по воле судьбы оставшийся в далекой стране. Не устоял перед красотой русской девушки и молодой уругваец; теперь он тоже древлеправославный христианин, пришлось ему не только выучить русский, но и научиться читать по-церковнославянски.

Бытует мнение, что старообрядцы замкнуты и не очень общительны. К староверам, живущим в Уругвае, это не относится. Они приветливы, гостеприимны, открыты для общения, остроумны, любят и ценят шутки, многие из них замечательные рассказчики. У каждого есть свои увлечения на досуге: Анатолий коллекционирует монеты, Капитолина рисует картины, Софья любит почитать светские романы, любимое занятие Ульяны — рыбалка на берегу реки Уругвай.

Староверы не используют вежливую форму «Вы» при обращении друг к другу. Их язык сохранил традицию древнего общества равных, когда на «ты» обращались ко всем, в том числе к Господу и царю. «По Святому Писанию «Вы» не разрешено. Ты — Господь, Вы — беси», — растолковывают жители Офира. Староверы стараются избегать прямого отказа. «Не обязательно!» — следует понимать как вежливую форму отказа.

Если же старообрядцы пригласят иноверцев разделить с ними трапезу, то на столе будут многочисленные кушанья, расставленные в зеркальном отражении с двух сторон стола. Хозяева вежливо объяснят, что с мирянами они есть из одной посуды не могут. Ведь для них это грех. Нужно отмывать ее потом семь дней в ручье, в проточной воде, чтобы очистить после использования иноверцами. На этот случай гостеприимные хозяева держат в доме специальную (или одноразовую) посуду для гостей. Обязательна молитва до и после еды. Не забывают староверы осенить себя крестным знамением перед каждым новым стаканом браги, которую в каждой семье делают сами из различных фруктов и ягод. После трапезы все блюда будут заботливо закрыты, пусть чисто символически, «чтобы бесенок не пробрался».

Староверы покупают очень мало продуктов в магазине. Все выращивают сами, даже мочалки. Делают свой сыр, масло, творог, пекут хлеб. Собирают грибы, охотятся. Местные перепелки часто попадают к ним в суп. Только вот нанду (южноамериканских страусов) староверы не едят, хоть порой и сердиты на них за то, что те едят и топчут их клубнику. «Мы едим только птицу, у которой перо до колена, и животных четырехногих, у которых раздвоенные копыта. Мы едим животных только по разрешению Святого Писания».

Старообрядцы строго соблюдают все посты: четыре многодневных (Великий, Успенский, Петров и Рождественский), однодневные посты по средам и пятницам, а также в особо отмеченные дни. Пост — это прежде всего время для молитвы и исповеди, время, когда христианину надо обязательно очиститься покаянием у духовника.

Старообрядец никогда не станет останавливаться во время путешествия в доме, где живут собаки. Все домашние животные делятся у них на «чистых» и «нечистых». Кошка и собака относятся к «нечистым», поэтому их место во дворе, хотя кошке позволительно входить в дом. Совсем другое дело с относящимися к категории «чистых» телятами и ягнятами, которых в первое время после рождения можно брать в дом.

В старообрядческих поселениях все говорят по-русски, сохраняя диалектные особенности того региона, из которого их семья перекочевала. В речи уругвайских староверов много пословиц и поговорок, которые понятны русскому, но давно вышли из повседневного употребления в современном русском языке. Например, «чужой дом яма, не узнаешь прямо», «мужик над домом (над женой) — крест на церкви», «пусть понравится кому, я и даром не возьму». Но новые реалии, особенно бюрократические, попадают в их язык без перевода {«седула», «трамитэ», «интенденсия» и т.п.).

Староверы в Уругвае не принимают участия в политической жизни страны, стараются с властями дело иметь только в случае острой необходимости — получить разрешение на рыбную ловлю, паспорт оформить, ребенка зарегистрировать. Только однажды им пришлось вступить в противостояние с властями. В годы военной диктатуры в стране фотографироваться на паспорт с бородой было запрещено. У староверов же брадобритие — грех. Пришлось постоять за себя и за свои бороды. Для русских старообрядцев власти были вынуждены сделать исключение. Так русские староверы «победили» уругвайскую диктатуру.

Среди уругвайских староверов есть люди, которые умеют говорить не только по-испански, но и по-португальски, по-английски, по-немецки, даже по-китайски. В общине же говорят исключительно по-русски. Для них это язык, с помощью которого сохраняется и передается их культура и вера, так бережно хранимая уже несколько столетий. Трудно найти переселенцев во всем мире, которые в третьем и четвертом поколениях не утратили родной язык, культуру и веру.

Древлеправославные христиане никогда не уходили от святой Руси, они всегда уносили ее с собой. Желание вернуться на родину никогда не покидало их. Для них это был только вопрос времени. Уругвайские староверы первыми отправились «на разведку» в Россию. Пока только несколько семей. Другие ждут, как обустроятся первые. Круг замкнулся: Россия — Маньчжурия — Китай — Гонконг — Бразилия — Уругвай — Россия. Хочется верить, что почти вековые скитания этих удивительных людей по белому свету подошли к концу, что они наконец-то дома.

https://sites.google.com/site/rusurug/istoria-immigracii/starovery-v-urugvae

Advertisements

Об авторе old believers

Old Believers and Old Ritualists Join us if you want to make our Old Believer and Old Rite Church pure! Paul, Max and all our faithful team
Запись опубликована в рубрике Brazil, Manchuria, Old Believers, Russia, Uruguay. Добавьте в закладки постоянную ссылку.

Один комментарий на «Old Believers in Uruguay»

  1. Аноним:


    Smotreti do konca!

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s