Russian Old Believers in Chile

Михаил Брагин

Уголок России на краю Чилийской земли
Староверы осваивают новые земли Латинской Америки

  Найти Чилийских староверов мне помог его величество случай. На одной из улиц Сантьяго я случайно встретил женщину в русском сарафане, продававшую искусно расшитые скатерти, постельное белье, салфетки и кружева. Она-то и стала моим проводником в мир староверов.

Познакомились, разговорились. Ее зовут Вассой, живет в Сантьяго уже несколько лет. Замужем за чилийцем, который, чтобы добиться ее руки, не только принял старообрядчество, отрастил бороду и бросил курить, но и поменял свое имя на русское – Сергей. Раньше они жили на юге Чили, где до сих пор проживают 2-3 семьи, оставшиеся от прежней колонии. Остальные вернулись в Боливию, откуда и приехали в конце 80-х, а кто-то перебрался еще дальше на юг и работает на лесозаготовках.

Отыскать затерянную на юге Чили колонию староверов было непросто, да и встретили они меня, прямо сказать, настороженно. Первой со мной говорила Пелагея – жена Алексея, настоятеля общины. Потом из дому вышел и он сам. Расспросил, зачем я к ним в такую глушь пожаловал, и предложил пройти в дом. Туда же гуськом потянулись его взрослые сыновья с женами и детьми. Последних, однако, чтобы не мешали взрослым, вскоре выставили за дверь.

Общался со мной в основном глава семьи. Сыновья сидели на лавках вдоль стен просторной деревянной избы и молча слушали. Оказалось, Алексей родился в Китае. Туда его родители вместе с другими старообрядцами бежали в начале 30-х годов, спасаясь от советской власти и коллективизации. После Второй мировой войны родители Алексея – Артемий и Марья – и еще несколько семей перебрались в Бразилию. Позднее некоторые из них переехали в США, Аргентину, Уругвай и Парагвай. Артемий же перевез свою семью в Боливию. Там сегодня живет, пожалуй, самая большая в Латинской Америке колония староверов. Климат в тех местах тропический, жара стоит нестерпимая, однако для земледелия и животноводства – традиционных занятий староверов – вполне подходящий.

О том, как они в Чили попали, рассказ особый. Решил Артемий с сыновьями в конце 80-х новые земли освоить. На юге Чили нашли они то, что искали, – природа здесь как в Средней полосе России, не так жарко, как в Боливии. Оформили купчую на землю, перевезли семьи, построили дома, и зародилась на чилийской земле колония русских староверов.

Живут староверы дружно. Все споры решают полюбовно. Всегда рады, если по соседству с ними селится родственник или единоверец, помощь и поддержка ему гарантированы – и денег дадут, и трактором помогут. Главное, чтобы человек был работящий да натурой цельной обладал. «Была бы земля, да не ленись, – говорит Алексей, – а уж голодным на ней никогда не останешься». К вредным привычкам староверы не склонны – на алкоголь и табак наложено табу. Единственное, что они себе позволяют, так это выпить в конце трудовой недели или по праздникам браги, которую делают из яблок, ежевики или персиков. Носят староверы самотканые рубахи с поясками, женщины – длинные до пят сарафаны. Замужние женщины, кроме того, должны носить платок с волосником.

Вера последователей протопопа Аввакума – сегодня главный гарант монолитности старообрядческих общин. Все, что нужно знать староверу об окружающем мире, описано в уставчике, который одновременно является религиозным календарем и толкователем постов. Там же инструкции о том, как и что надевать, что и когда можно кушать. Священные книги у староверов передаются из поколения в поколение, как, впрочем, и иконы, отлитые из металла и покрытые позолотой.

Церкви у чилийских староверов нет. Религиозные обряды они отправляют в молитвенной избе под руководством настоятеля. По воскресеньям и праздникам – особая молитва намного дольше будничной. Работать в тот день запрещено.

При всей патриархальности староверов они удивительно мобильны. В их доме почти всегда гостит кто-то из родственников или знакомых из соседних стран или США. Кто по хозяйству приехал помочь, а кто невесту присмотреть. Живущие в малочисленных колониях старообрядцы привозят, как правило, спутниц жизни из заграничных колоний – между родственниками браки запрещены.

Детишек своих русской грамоте и счету чилийские староверы учат сами. В качестве учителя неизменно выступает Пелагея, которая не без гордости демонстрирует мне затертые учебники математики и русского языка советских времен. В других колониях, говорит она, детей иногда отдают в местные школы, чтобы язык учили – надо же знать, как налоговую декларацию заполнить или денежный перевод родственникам за границу отправить.

Живут староверы в достатке. «Кто работает, у того и деньги водятся», – объясняет глава семьи. Уж что-что, а работать староверы умеют. Рабочий день у них начинается засветло: в пять утра подъем, утренняя молитва, плотный завтрак, который у нас назвали бы обедом, и за работу. И так до вечера.

Мужчины работают в поле или на лесозаготовках. Иногда устраиваются на время поработать на стороне. Чилийцы всегда охотно принимают их на работу – прилежнее и дисциплинированнее работников найти сложно, а то что «бородачи», так мало ли на свете чудаков. Местные власти к ним относятся хорошо. Проблем староверы не доставляют: с протянутой рукой вдоль дороги не стоят, исправно платят налоги, да и от криминальных дел держатся подальше. В хозяйстве у староверов есть техника – машина, трактор и прочие подручные механизмы, иметь которые вера не запрещает. Женщины, как правило, пасут скот, занимаются домашней работой и воспитанием детей. Детей в семьях староверов традиционно много – «сколько Бог даст». У Вассы и Алексея, например, еще шестнадцать братьев и сестер. Кроме того, почти все женщины рукодельничают.

О рукоделии стоит сказать особо. Вся одежда староверов сделана собственными руками. Ткани и нитки лишь покупаются, и из них они творят настоящие чудеса. Вышивание женщины-староверки отвозят в близлежащий город на продажу. Цена одной расшитой скатерти переваливает за двести-триста долларов, однако спрос всегда есть.

Телевизоров и радиоприемников в домах у староверов нет – иметь их запрещает вера. Новости они узнают из разговоров с чилийцами, когда выезжают в город, или из переписки и телефонных разговоров с родственниками.

Пока мы беседуем, Пелагея накрыла стол и пригласила отведать традиционных пирогов-шанег, пельменей и вареников из творога. К дегустации приступаю в одиночестве – есть вместе с иноверцами старообрядцам нельзя. Даже посуду, из которой ели гости, надо выбрасывать. Сейчас, правда, говорят, выбрасывать тарелки и ложки перестали, видимо, из экономии, и просто держат в хозяйстве отдельно от своей гостевую посуду.

На прощание я прошу у Алексея разрешения сделать несколько фотоснимков на память, однако получаю твердый отказ. Глава семьи пожимает руку и берет с меня слово никому не рассказывать дорогу в «русскую Америку».

Вот так и живут они, разбросанные судьбой по всему миру русские люди с бразильскими, уругвайскими, чилийскими, американскими и еще бог весть какими паспортами, бережно сохраняя свои обычаи и обряды, создавая и поддерживая в самых удаленных точках нашей планеты заповедные уголки традиционной русской культуры.

28.05.2004

Источник: Парламентская газета

Реклама

Об авторе old believers

Old Believers and Old Ritualists Join us if you want to make our Old Believer and Old Rite Church pure! Paul, Max and all our faithful team
Запись опубликована в рубрике Chile, Old Believers, Russia. Добавьте в закладки постоянную ссылку.

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s