Romanovka’s Old Believers in Manchuria, Russia, Americas and Canada

Подробный рассказ о жителях маньчжурской старообрядческой деревни Романовка и их потомках. Статья иллюстрирована фотографиями Ямадзое Сабуро, сделанными в Романовке в первой половине 1940х годов.

+++

Как русские старообрядцы расселялись по свету

автор: Наталья Сурмач

Romanovka's Old Believer girls, Manchuria

Romanovka’s Old Believer girls, Manchuria

Приоткрывающаяся история

История проекта «Романовка» начиналась странно и обыденно, как большинство небанальных историй. В начале 1990-х годов, когда общественности стали открываться ранее умалчиваемые факты недавнего советского прошлого, на одном из научных симпозиумов в Новосибирске впервые в России прозвучала тема зарубежных миграций старообрядческого населения Приморского края. Доклад сделал президент японской ассоциации по изучению восточной ветви русского зарубежья, почетный член Российской Академии наук и лауреат Ломоносовской премии, славист господин Есикадзу Накамура. Специалист по русскому старообрядчеству, сотрудница Приморского государственного музея им. В.К. Арсеньева Вера Кобко присутствовала на симпозиуме и была немало удивлена, узнав, что в Китае, недалеко от Харбина в тридцатых — шестидесятых годах прошлого века существовала диаспора староверов родом из Приморья.

Между российскими и японским специалистами завязалась активная переписка, которая вылилась в международный проект по изучению истории и современной жизни бывших жителей Романовки и их потомков, деревни, которая волею судеб стала ядром «рассеяния» русских старообрядцев почти по всему свету. Основой проекта стали материалы ученого Сабуро Ямадзое, работавшего в 1930-х — 1940-х годах научным сотрудником японского Института освоения земли, находившегося в Маньчжурии. В числе материалов были уникальные, еще не опубликованные фотографии, которые представляют большой интерес для российских знатоков истории.

Starovery_foto-Saburo_Amadzoe-98

У господина Накамуры родилась идея на этой базе создать фотоальбом с обширными подписями на русском языке, вынести на свет божий те образы и смыслы истории русских раскольников, которые интересны не только редким эрудитам, но и вообще современникам.

Началась кропотливая полевая работа по сбору подробных фактов, которые могли разъяснить широкой аудитории собранный японцами в Маньчжурии материал. Как вообще попали фотографии русских людей в японские архивы? В 30 — 40-х годах прошлого столетия японцы, претендовавшие на господство в дальневосточной части мира, сталкивались с серьезными экономическими трудностями, поэтому идея переселения избыточного сельского населения в количестве одного миллиона человек на материк, в марионеточное государство Маньчжоу Го, казалась им очень перспективной. Японцам нужен был опыт выживания и процветания крестьянских общин в суровых условиях. Такой опыт имели русские старообрядцы, бежавшие в Китайскую провинцию Маньчжурии от тягот советской коллективизации. Со свойственной им скрупулезностью японцы исследовали экономику, уклад, быт и прочие черты жизни русских поселений в чужеродных и неблагоприятных условиях, чтобы использовать его потом для своих переселенцев. Старообрядцы в Маньчжурии — это феномен, интересный для любого исследователя вне зависимости от национальной принадлежности. Но для сердца русского человека этот феномен нуждается в подробном описании. Японские исследователи старообрядцев не оставили ни фамилий, ни имен, ни других эмоционально-значимых заметок под своими профессиональными фотографиями. Кроме того, исследователям, образовавшим ядро проекта «Романовка», было хорошо известно, что романовцы и их потомки после начала культурной революции в Китае широко расселились по свету, распространяя русское православие в самые глухие закоулки мира. Часть их снова оказалась в России, в Хабаровском крае, а большая часть — обосновалась в США, в штате Орегон поблизости от г. Вудбурн. С американской стороны к историко-этнографическому проекту «Романовка» присоединились профессор университета г. Портлэнд штата Орегон Ричард Моррис и доктор филологических наук института языкознания РАН — Тамара Моррис. В процессе исследования было сделано много замечательных маленьких открытий. Например, в старообрядческом селе Тавлинка Хабаровского края одна из бывших жительниц Романовки в девчушке, мелькавшей на многочисленных японских фотографиях, узнала себя. Мало-помалу, обрастая подробностям, история «китайских» старообрядцев обретала плоть и явь, и прорастала в современность.

Starovery_foto-Saburo_Amadzoe-32

«Новая волна» староверов

Сколько всего было волн русской эмиграции на Запад? Если не принимать во внимание сказки «новой хронологии» о фараонах русского происхождения, то всем известна первая волна, вызванная революцией, вторая — диссидентская и третья — «еврейская» в перестроечную эпоху. Но мало кто знает о малой старообрядческой волне, которая была вызвана началом коллективизации на Дальнем Востоке. Со времен Петра и патриарха Никона раскольники избрали исход как способ сохранения веры и устоев их ортодоксального православия.

Они двигались на Восток за лучшей долей, за религиозной свободой, избегая жить рядом с «шугой», так они называли морально неустойчивых переселенцев, которые приходили в их хорошо обустроенные села следом за ними. В Приморье они дошли до океана, основав самые северные и глухие поселения. Общины старообрядцев, казалось, были лишены страха трудностей и на совершенно диких местах организовывали процветающие поселки. Обладая колоссальным трудолюбием, бесстрашием, взаимовыручкой как принципом жизни, сильнейшими нравственными христианскими устоями, эти люди быстрее других достигали успеха в любых областях, за которые бы ни брались, и это в условиях вековых депрессий и гонений на раскол.

Бегство из СССР

Советская власть угрожала самой возможности существования общин, персонально жизни каждого носителя традиции. Впервые староверы начали ставить избы на заброшенном участке земли, расположенном в двухстах километрах к юго-востоку от Харбина осенью 1936 г. Жизненный цикл староверческой деревни протекал в соответствии с многовековыми устоями: по старому обряду проходила церковная служба, поклонялись иконам старого письма, молились по дореформенным святым книгам, занимались земледелием, охотой и пчеловодством.

Starovery_foto-Saburo_Amadzoe-90

Родиной большинства староверов Романовки были приморские села Петропавловка, Архиповка, Каменка, Варпаховка. Перебравшись через границу, староверы бежали в Маньчжурию. Сначала они рассеялись по Северной Маньчжурии, наконец, в 1936 г. братья Калугины во время охоты случайно набрели на место, показавшееся им подходящим для основания поселка.

Без страха и упрека

Просьба Калугиных вскоре была удовлетворена, но обустройство на новом месте шло не просто: в 1938 г. одного молодого человека из рода Калугиных убила шайка хунхузов. Тогда мужчины Романовки поднялись и уничтожили всю шайку, во время схватки со стороны русских погиб только один человек — еще один из братьев Калугиных.

Starovery_foto-Saburo_Amadzoe1

В остальном Романовка процветала. Люди были прилежны и много работали. Больше всего они зарабатывали охотой на амурских тигров, которых можно было дорого продать в зоопарки разных стран мира. Выручка от продажи делилась на все дворы деревни.

Starovery_foto-Saburo_Amadzoe123

По словам японского исследователя, посетившего деревню в 1945 г., дворов в Романовке было больше сорока, населения насчитывалось более двухсот человек, и, в среднем, каждый двор имел трех лошадей и двух коров. Почти в каждой семье была своя швейная машинка «Зингер». Зажиточная деревня привлекала многих староверов из разных мест Китая и Сахалина.

Starovery_foto-Saburo_Amadzoe-103

Судьба подарила староверам-беженцам краткий миг свободы в Китае продолжительностью чуть более десятка лет. Вскоре начались новые испытания. Во время разгрома Квантунской армии и армии Маньчжоу-Го, маленькая Романовка оказалась в гуще военных событий. Население старообрядческих поселений в целом дружелюбно встречало освободителей. В плохое мало верилось, все-таки свои, русские, но скоро романовцы осознали: то, от чего они ушли из России в 1930-х г., настигло их в Китае в 1945 г.

Back to USSR

Разместившиеся в Романовке части Красной армии реквизировали у населения почти весь скот. Как вспоминали потом староверы: «Короче, освободила нас Красная Армия от хлеба и соли». Начались аресты. 3 сентября 1945 г. сотрудниками военной контрразведки СМЕРШ были обманом увезены из Романовки 16 мужчин. Той же осенью было арестовано почти все оставшееся взрослое мужское население — более 30 человек. Всех арестованных вывезли в Россию, где им были предъявлены обвинения в измене Родине и в шпионаже в пользу Японии.

В 1947 г. ожидание следствия закончилось: «Виновен, распишись, пятнадцать лет исправительно-трудовых лагерей. Стариков пожалели — дали по десять лет». После следствия романовцев разделили по этапам: кого в Сибирь, кого в Караганду, кого в Мордовию, кого на Колыму в шахты.

После арестов остались в деревне женщины, дети да несколько стариков. Ивану Ивановичу Калугину в те годы было всего 13 лет. Он вспоминает: «В 1946 году весной поехали мы с тятей сеять. Приехали. Помолились на восток. Отец говорит: “Начинай, сынок, учись”. А я говорю: “Я умею”. — “Кто тебя учил?” А мы мальчишками на речке играли, учились сеять: наберем песок и сеем, чтобы ровно ложился. Тятя первый пошел, я — рядом. Он бросает зерно и на меня заглядывает, правильно ли я делаю: “Слава Богу”. И насыпает снова: “Давай!” Отец вскоре засобирался другим помогать, я растерялся: “Тятя, ты куда?” А он: “Залезай на телегу, посмотри туда, в поле. Хоть одну шляпу видишь?” — “Нет, одни платки”. Отец и ушел к бабам помогать. Отец так усеется, устанет… Каждый же старается угостить: там в благодарность кружку поднесут, там кружку. С устатку-то… Придет выпивши, а мама начинает ворчать. А тятя: “Говори, Спаси Христос, что вот я дома, да смотри, вырос помощник”.

Ну вынудила она его все ж как-то. Тятя крякнул, и за ремень. Замахнулся на нее. А мать пала на колени, ползёт, просит прощения. Тятя: “Тебя не ожгло, как других, так молись Богу!” Ох, не дай, Господи!»

Как быть и что делать?

Перед осиротевшими романовцами встал вечный вопрос: что делать? В 1945 г. сотрудники советских «органов» собрали романовцев и начали уговаривать вернуться в Союз. Бабы кричали: «Не поедем, опять нас будете там голодом морить, подохнем лучше здесь». Романовцы стали подумывать об эмиграции из Китая, но вырваться было не просто.

Для тех, чьи родственники отбывали срок в СССР, вопрос решался однозначно: вернуться в СССР и ждать возвращения мужей и отцов, где бы они ни были. Почти все возвратившиеся в СССР романовцы по условиям репатриации прошли через целинные земли Казахстана, Хакассии и юга Красноярского края. Как только появилась возможность и разрешение переселиться на Дальний Восток, романовцы снова двинулись в путь. Первым желанием многих было вернуться в Приморье.

К сожалению, встреча с родными местами принесла больше разочарования, чем радости. Тайга активно вырубалась, охотиться разрешали только по плану, а родственники звали в Хабаровский край. В 1956 г. новая попытка найти место для поселения увенчалась успехом, внимание староверов привлекла долина в Хабаровском крае, зажатая нависшими над ней сопками и рекой Амгунь. Прослышав о новом старообрядческом поселке, сюда стали приезжать и селиться родственники и земляки романовцев, в том числе репатрианты из Китая. В 1980 г. старообрядческий поселок Амгунь переименовали в Тавлинку.

Как это было и прежде, романовцы быстро встали на ноги и сегодня в каждом хозяйстве много техники, все староверы при деле. Долина, где расположена Тавлинка, перестала вмещать желающих обосноваться своим хозяйством, рядом быстро вырос новый хутор Гусёвка, основателями которого были старообрядческие семьи Гуськовых. Сегодня в нем тоже 20 домов и живет более 300 человек. В нескольких десятках километров от Тавлинки в пос. Березовый тоже есть старообрядческая община, крепкая и большая. Поговаривают, что молодежь из Тавлинки снова засобиралась в путь, в Приморье. Может, так и было предначертано завершить романовцам длинную историю кругосветного похода на родине предков, где они были пионерами заселения этих земель? Много разных дорог было пройдено несколькими поколениями романовцев. Каждое выбирало свою.

Американские староверы

Другая часть романовцев при помощи Всемирного Совета церквей и Красного Креста выехала вначале в Гонконг, а оттуда на пароходах и самолетах в Австралию и Бразилию. Некоторые староверы проживают в этих регионах и по сей день.
«Давай мы хлопотать за границу. Вот этот Red Cross … зачал хлопотать. Мы токо перво в Гонконг получили документы. А когда до Гонконга доехали, то куды мы, скажем, хто, какая страна нас примет. Наши указали себя как хлеборобы, то принимала Аргентина, Бразилия, Чили, Парагвай, Астралия принимала, Зеландия. Америка тогда не хотела никого. Мы по документам китайцы, а они по документам смотрели. Нас Бразилия приняла».

В Южной Америке, в Бразилии, романовцы породнились с другими староверами из Маньчжурии и других районов Китая. Последние староверы выехали из Гонконга в Бразилию и Аргентину. Так вспоминает жизнь в Гонконге и в Бразилии романовец Тимофей Стахиевич Калугин: «Мы в Гонконге семь месяцев прожили, но нам оплачивали всё. Только говорели, когда мы приедем куды, тода мы оттуль будем отплачивать, но кто в Бразилию поехал, всем потом [долги] простили. В Бразилию переехали… там тоже шибко трудно было. Работа была така дешёвая… А потом, скажем, зачали работать, зачали побольше получать там, дальше больше. Но купили на четыре-пять семей один трахтор. Земли арендовали, зачали тихонечно сеять, тихонько подыматься».

Жизнь в Бразилии для староверов оказалась трудной, они захотели переехать в Америку и обратились за помощью к молоканам. «Зачали списываться, и вот наши попросили, да как бы можно переехать. Вот эти молоканы помогали нашим. И вот так наши поехали через молоканов. Потом уже эти первые семьи давай опять искать других, опять своих, и пошли вот так».

Starovery_foto-Saburo_Amadzoe-104

Бизнесмены-раскольники

В первые годы жизни в Орегоне староверы занимались исключительно физическим трудом, обычно они работали на фермах спонсоров, помогших им с переездом, поскольку не имели образования и не говорили по-английски. Однако благодаря своему трудолюбию и природной смекалке, староверы довольно быстро приспособились к новым условиям жизни. Здесь им пригодился и опыт выживания в экстремальных условиях, приобретенный еще в Китае.

В 1963 г. в Нью-Джерси, а затем в Орегон приехала небольшая община староверов из Турции (турчане), предки которых после раскола в русской православной церкви бежали из России в Турцию. На протяжении последних сорока лет старообрядцы разных групп живут в одном и том же районе Орегона, женятся, перенимают традиции, языковые особенности. Постепенно романовцы смешались со староверами других групп.

Староверы мужчины стали получать контракты для работы в лесу. Во время сезона сбора ягоды семьи староверов днями работали на поле ожины (ежевики). При первой возможности некоторые семьи купили себе фармы (фермы). Зимой староверы работали на фабриках, чаще всего мебельных.

Среди старообрядческой молодежи немало талантливых, энергичных и предприимчивых людей. Жизнь староверов в Орегоне становилась все лучше. Многие молодые мужчины сейчас перешли на строительный бизнес, имеют выгодные контракты и сами нанимают рабочих, многие стали зажиточными, немало и богатых. Многие параллельно занимаются коммерческим рыболовством на Аляске.

Для того, чтобы сохранить свои религиозные принципы и образ жизни, а также освоить новую территорию и иметь доход некоторые старообрядцы Америки стали искать более глухие места и нашли их в глубине Аляски. Семьи Прохора Григорьевича Мартюшева и Анисима Стахиевича Калугина переехали на Кенайский полуостров, купили огромный сектор земли и основали деревню Николаевск, ставшую впоследствии главной деревней Аляски. Примерно через год рядом с Николаевском появились еще две маленькие деревни Находка и Ключевая, основанные бывшими романовцами Василием Абрамовичем Басаргиным и Епифаном Михайловичем Ревтовым.

Снова в глушь

Другая группа староверов в середине 1970-х годов нашла глухое место в Канаде. На севере провинции Альберта под городком Пламондон возник старообрядческий поселок Берёзовка. Сейчас староверы из Орегона разъехались и по другим штатам США: Минессота, Вашингтон и Монтана. Но все эти общины имеют между собой постоянные контакты, связаны родственными и брачными отношениями. Во всех этих общинах есть романовцы или их потомки.

Starovery_foto-Saburo_Amadzoe-109Старообрядческое население быстро растет. Однако никто не знает окончательной цифры староверов, которые осели в Орегоне. В молельных домах обычно считают по семьям. По приблизительным подсчетам их порядка 7—10 тысяч человек. Ранние иммигранты-староверы часто имели в семье до 16 детей. Теперь в семьях, которые имеют четыре поколения, может быть от 50 до 80 человек, включая невесток и зятьев. Молодежь сейчас свободно говорит по-английски и предпочитает говорить между собой по-английски, но это в ущерб русскому языку.

«И вот час де молодёжь встретишь, да оне уже на русским не говорят языке, на американским, он имя родной становится. Етот-то уже русский-то, он от дедов да от прадедов язык, он уже отстаёт». Церковнославянский язык еще востребован в религиозных службах. Однако существует реальная угроза потери русского языка и способности понимать религиозную службу. Поэтому молодые женатые староверы попросили старцев вести уроки по святым книгам и организовали для этого вечерние уроки. Важно, что у молодежи есть интерес и к тому, чтобы узнать, как жили их отцы и деды.

Старообрядческие общины все еще находятся под контролем старших. Несмотря на некоторые несогласия между ними, все общины стараются сохранить старый обряд, как они его понимают. Религиозные службы по воскресеньям и по праздникам, а также традиционные общественные события такие, как свадьба, именины объединяют членов разных общин. Моленные дома и церковь переполнены во время главных праздников. Боязнь Бога и крепкие традиции, привитые с детства, способствуют общему пониманию и продолжению традиционного образа жизни. Для тех, кто родился в Китае, Турции и в Южной Америке, традиции очень сильны и, наверное, навсегда останутся с ними. Для младших староверов сознание того, что они участники уникальной части истории, может удержать их в связи со своими предками.

Редакция выражает большую признательность Приморскому государственному музею имени В.К. Арсеньева, персонально Вере Васильевне Кобко и Нине Беслановне Керчелаевой, а также господам Есикадзу Накамуре, Ричарду и Тамаре Моррисам за право опубликования части материалов из фотоальбома о старообрядцах с. Романовка, который только готовится к печати.

Материал опубликован в 33 номере бортового журнала «Владивосток Авиа», 2007 г.
http://airvl.ru/kak-russkie-staroobryadtsyi-rasselyalis-po-svetu.html

Реклама

Об авторе old believers

Old Believers and Old Ritualists Join us if you want to make our Old Believer and Old Rite Church pure! Paul, Max and all our faithful team
Запись опубликована в рубрике Brazil, Canada, Japan, Old Believers, Russia, USA с метками , , , , , , , , , . Добавьте в закладки постоянную ссылку.

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s